17 июня в 17:33

Одна из самых жарких авиадуэлей Второй Мировой. "Эксперт" Баркхорн против аса Алелюхина

В ноябре 1966 года база Королевских военно-воздушных сил Британии в графстве Глостершир принимала одного из самых необычных гостей в своей истории. С деловым визитом к RAF пожаловал "ас №2" нацистского Люфтваффе, а после войны, генерал немецкого Бундесвера Герхард Баркхорн. Это был один из самых опытных и даже легендарных гитлеровских "экспертов", повоевавший и на Восточном, и на Западном фронте.                                    





Смотреть все фото в галерее
Дважды Герой Советского Союза Алексей Алелюхин прошел всю войну, воевал в Корее и дослужился до генерала-майора авиации.    
Его личный счет перевалил за три сотни вражеских машин. Приятель и коллега "Железного Герда" Эрих "Буби" Хартманн, самый результативный пилот-истребитель в истории авиации говорил, что Баркхорн словно косой "обрезал" нос истребителей противника, всаживая первую короткую очередь из пушки прямо в капот.    


Герхард Баркхорн в форме генерала Люфтваффе Бундесвера. После войны уроженец Восточной Пруссии Баркхорн сдался американцам и вскоре был вновь принят на службу в ВВС Западной Германии.    
В Великобританию немецкий лётчик приехал по просьбе коллег из НАТО, с целью проверить в деле новый самолёт, прототип будущего истребителя-бомбардировщика Harrier. Несмотря на повышенный интерес английской прессы, Баркхорн дал всего одно интервью старейшему в мире авиационному журналу Flight International. Когда репортёр попросил прославленного немецкого аса описать самый памятный для себя бой, во время Второй Мировой, он, не особо задумываясь, вспомнил обстоятельства воздушной дуэли в период "Сталинградской катастрофы", с "красноносым ЛаГГ-3".    


Гауптман Баркхорн был семь раз сбит на Восточном фронте. Последний раз в Румынии, советским лётчиком Фёдором Архипенко.    
Баркхорн не знал имени лётчика, лишь отметив, что "красный" довел его до полного физического истощения и что это была рекордная по времени воздушная дуэль, в которой ему доводилось принимать участие. Пилотом самолёта, произведшего на гитлеровского аса №2 столь неизгладимое впечатление, был знаменитый советский лётчик, дважды Герой Советского Союза Алексей Алелюхин.    


Советский ас №13 Алексей Алелюхин летал на разных машинах: И-16, ЛаГГ-3, Як-1, Аэрокобра. Войну он закончил на Ла-7.    
Алексей Васильевич Алелюхин родился в 1920 году, в небольшом поселке, в болотистой тверской глуши между Кашиным и Бежецком. Выпускник знаменитой Чкаловской школы в Борисоглебске, он воевал с первых дней войны, провел 601 боевой вылет, поучаствовал в 250 воздушных схватках, но был сбит всего лишь однажды, что немало говорит о его превосходных качествах элитного воздушного бойца.
Историческая схватка с Герхардом Баркхорном произошла в феврале 1943 года, когда 6-я армия Вермахта уже сгорела под Сталинградом, а оперативные группы генералов Тюленина и Ерёменко подошли вплотную к пригородам Ростова, грозя отрезать всю огромную северо-кавказскую группировку немцев. Инициатива на этом фронте полностью перешла в руки Красной Армии и только воздух по-прежнему оставался за немцами.    


Главные специалисты 2-й группы 52-й истребительной эскадры. Герхард Баркхорн второй слева.    
Ветераны элитной немецкой 52 истребительной эскадры (JG-52)нередко вспоминали зиму конца 1942, начала 1943 года, как сложное и переломное время. В ожесточенных боях один за другим погибали опытные германские пилоты, прошедшие Польшу и Францию и полтора года тотальной небесной войны в Советской России. Дважды штаб эскадры едва не был захвачен сначала танками, а затем и конницей РККА. И только молодые "эксперты" регулярно радовали командование докладами об очередных сбитых "илах" и "яках".
В один из февральских дней истребитель BF-109G лучшего бойца группы-2 эскадры JG-52 Герхарда Баркхорна не возвращался на базу так долго, что его уже собирались записать в пропавшие без вести. Однако, в самый последний момент "Мессершмитт" всё-таки дотянул до аэродрома, почти рухнув на взлетную полосу. Из самолёта немецкого аса тащили на руках, сам он идти был не в состоянии. Его боевые камрады, наверное, ждали очередного красочного рассказа о "сбитых русских".
Но вместо этого были слегка огорошены историей о том, как их прославленный товарищ и настоящий "небесный волк" в течение получаса пытался "перекрутить" опытного советского пилота и сам едва унёс ноги. Так он описывал это намного позднее:    


Герхард Бархорн после очередного удачного вылета.    
"Я был мокрым от пота, как будто только что вышел из душа. Мы выписывали в воздухе все мыслимые и немыслимые фигуры, но так и не смогли достать друг друга. Оба наших самолета вышли из большой акробатической игры, и ни один не смог задеть другого. Он был из гвардейского полка, и весь нос его самолета был окрашен в красный цвет. Увы, не имею никакого представления, кто бы это мог быть. Интересно, было ли русскому летчику так же трудно, как и мне?"Русскому лётчику тоже пришлось тяжело. Алексей Алелюхин нередко вспоминал этот бой. В тот день начальство в коем-то веке разрешило ему вылет на "свободную охоту". С самолетом Баркхорна он встретился уже возвращаясь домой. По его подсчетам, смертельная карусель с "Мессершмиттом" немецкого аса длилась около сорока минут и потребовала максимальной концентрации.    


Алексей Алелюхин одним из первых наших истребителей стал украшать фюзеляж своей машины грозными рисунками. Потом эту самодеятельность начальство пресекло, разрешив летчику оставить только красный капот.    
На родной аэродром лётчик прилетел полностью обессиленным, с отжатыми досуха топливными баками, но даже без повреждений. Любопытно, что сам Алелюхин этот бой самым сложным в карьере не считал. Наиболее памятной для него стала схватка сразу с четырьмя "мессерами", из которой наш лётчик, применив несколько головокружительных маневров, вышел победителем, сбив один BF-109G. Всего за войну Алексей Алелюхин лично уничтожил 40 немецких и румынских самолетов и ещё 17 в группе. Лишь однажды за всё это время ему пришлось покинуть горящую машину. Его визави Баркхорн был сбит девять раз, семь из которых на Восточном фронте. Ему, как и многим немецким "экспертам", чертовски везло.О чём говорит такая схватка, хоть и завершившаяся "ничейным" результатом? Да только о том, что при прочих равных, опытные советские пилоты ни в чем не уступали германским асам, даже на деревянных ЛаГГ-3, имевших не лучшую репутацию в советских ВВС. Просто одни занимались "свободной охотой" и всеми правдами и неправдами старались повысить личный счёт ради очередного Abschussjubiläum, или, грубо говоря, круглой цифры. А другим приходилось выполнять всю черновую работу, от сопровождения бомбардировщиков, до штурмовки наземных позиций немцев и о личных счетах заботиться лишь постольку-поскольку. Почти десятикратная разница в результативности не дала немецкому воздушному снайперу №2 ровно никакого преимущества при встрече один на один с советским асом.    


Дважды Герой Советского Союза Алексей Алелюхин прошел всю войну, воевал в Корее и дослужился до генерала-майора авиации.    
Его личный счет перевалил за три сотни вражеских машин. Приятель и коллега "Железного Герда" Эрих "Буби" Хартманн, самый результативный пилот-истребитель в истории авиации говорил, что Баркхорн словно косой "обрезал" нос истребителей противника, всаживая первую короткую очередь из пушки прямо в капот.    
Герхард Баркхорн в форме генерала Люфтваффе Бундесвера. После войны уроженец Восточной Пруссии Баркхорн сдался американцам и вскоре был вновь принят на службу в ВВС Западной Германии.    
В Великобританию немецкий лётчик приехал по просьбе коллег из НАТО, с целью проверить в деле новый самолёт, прототип будущего истребителя-бомбардировщика Harrier. Несмотря на повышенный интерес английской прессы, Баркхорн дал всего одно интервью старейшему в мире авиационному журналу Flight International. Когда репортёр попросил прославленного немецкого аса описать самый памятный для себя бой, во время Второй Мировой, он, не особо задумываясь, вспомнил обстоятельства воздушной дуэли в период "Сталинградской катастрофы", с "красноносым ЛаГГ-3".    
Гауптман Баркхорн был семь раз сбит на Восточном фронте. Последний раз в Румынии, советским лётчиком Фёдором Архипенко.    
Баркхорн не знал имени лётчика, лишь отметив, что "красный" довел его до полного физического истощения и что это была рекордная по времени воздушная дуэль, в которой ему доводилось принимать участие. Пилотом самолёта, произведшего на гитлеровского аса №2 столь неизгладимое впечатление, был знаменитый советский лётчик, дважды Герой Советского Союза Алексей Алелюхин.    
Советский ас №13 Алексей Алелюхин летал на разных машинах: И-16, ЛаГГ-3, Як-1, Аэрокобра. Войну он закончил на Ла-7.    
Алексей Васильевич Алелюхин родился в 1920 году, в небольшом поселке, в болотистой тверской глуши между Кашиным и Бежецком. Выпускник знаменитой Чкаловской школы в Борисоглебске, он воевал с первых дней войны, провел 601 боевой вылет, поучаствовал в 250 воздушных схватках, но был сбит всего лишь однажды, что немало говорит о его превосходных качествах элитного воздушного бойца.
Историческая схватка с Герхардом Баркхорном произошла в феврале 1943 года, когда 6-я армия Вермахта уже сгорела под Сталинградом, а оперативные группы генералов Тюленина и Ерёменко подошли вплотную к пригородам Ростова, грозя отрезать всю огромную северо-кавказскую группировку немцев. Инициатива на этом фронте полностью перешла в руки Красной Армии и только воздух по-прежнему оставался за немцами.    
Главные специалисты 2-й группы 52-й истребительной эскадры. Герхард Баркхорн второй слева.    
Ветераны элитной немецкой 52 истребительной эскадры (JG-52)нередко вспоминали зиму конца 1942, начала 1943 года, как сложное и переломное время. В ожесточенных боях один за другим погибали опытные германские пилоты, прошедшие Польшу и Францию и полтора года тотальной небесной войны в Советской России. Дважды штаб эскадры едва не был захвачен сначала танками, а затем и конницей РККА. И только молодые "эксперты" регулярно радовали командование докладами об очередных сбитых "илах" и "яках".
В один из февральских дней истребитель BF-109G лучшего бойца группы-2 эскадры JG-52 Герхарда Баркхорна не возвращался на базу так долго, что его уже собирались записать в пропавшие без вести. Однако, в самый последний момент "Мессершмитт" всё-таки дотянул до аэродрома, почти рухнув на взлетную полосу. Из самолёта немецкого аса тащили на руках, сам он идти был не в состоянии. Его боевые камрады, наверное, ждали очередного красочного рассказа о "сбитых русских".
Но вместо этого были слегка огорошены историей о том, как их прославленный товарищ и настоящий "небесный волк" в течение получаса пытался "перекрутить" опытного советского пилота и сам едва унёс ноги. Так он описывал это намного позднее:    
Герхард Бархорн после очередного удачного вылета.    
"Я был мокрым от пота, как будто только что вышел из душа. Мы выписывали в воздухе все мыслимые и немыслимые фигуры, но так и не смогли достать друг друга. Оба наших самолета вышли из большой акробатической игры, и ни один не смог задеть другого. Он был из гвардейского полка, и весь нос его самолета был окрашен в красный цвет. Увы, не имею никакого представления, кто бы это мог быть. Интересно, было ли русскому летчику так же трудно, как и мне?"Русскому лётчику тоже пришлось тяжело. Алексей Алелюхин нередко вспоминал этот бой. В тот день начальство в коем-то веке разрешило ему вылет на "свободную охоту". С самолетом Баркхорна он встретился уже возвращаясь домой. По его подсчетам, смертельная карусель с "Мессершмиттом" немецкого аса длилась около сорока минут и потребовала максимальной концентрации.    
Алексей Алелюхин одним из первых наших истребителей стал украшать фюзеляж своей машины грозными рисунками. Потом эту самодеятельность начальство пресекло, разрешив летчику оставить только красный капот.    
На родной аэродром лётчик прилетел полностью обессиленным, с отжатыми досуха топливными баками, но даже без повреждений. Любопытно, что сам Алелюхин этот бой самым сложным в карьере не считал. Наиболее памятной для него стала схватка сразу с четырьмя "мессерами", из которой наш лётчик, применив несколько головокружительных маневров, вышел победителем, сбив один BF-109G. Всего за войну Алексей Алелюхин лично уничтожил 40 немецких и румынских самолетов и ещё 17 в группе. Лишь однажды за всё это время ему пришлось покинуть горящую машину. Его визави Баркхорн был сбит девять раз, семь из которых на Восточном фронте. Ему, как и многим немецким "экспертам", чертовски везло.О чём говорит такая схватка, хоть и завершившаяся "ничейным" результатом? Да только о том, что при прочих равных, опытные советские пилоты ни в чем не уступали германским асам, даже на деревянных ЛаГГ-3, имевших не лучшую репутацию в советских ВВС. Просто одни занимались "свободной охотой" и всеми правдами и неправдами старались повысить личный счёт ради очередного Abschussjubiläum, или, грубо говоря, круглой цифры. А другим приходилось выполнять всю черновую работу, от сопровождения бомбардировщиков, до штурмовки наземных позиций немцев и о личных счетах заботиться лишь постольку-поскольку. Почти десятикратная разница в результативности не дала немецкому воздушному снайперу №2 ровно никакого преимущества при встрече один на один с советским асом.    

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться:


Смотри также

Неожиданная встреча с медведем в лесу Подборка забавных комментариев (21 фото) Дом престарелых превратился в крематорий: 11 жертв ночного пожара в Башкортостане Ах, эта свадьба! Вещицы, сделанные своими руками, которыми не грех и похвастаться Какой был быт советского человека. Вспомним вместе! Котятки ищут дом Присоединяюсь Черепашка Помогите найти хозяина Наш любимчик! Котосессия Отдам в хорошие… Детские перлы, которые ошарашили родителей как снег на голову Гигантский бургер весом более 5 кг 20 раритетных фотографий с просторов России, эмоции которых чувствуется даже через экран 13 старинных строений, которые обрели новую жизнь